Воскресенье, 04 Декабря 2016, 16:15

ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ

адвоката Дмитрия Тодорова

г.Одесса ул. Малая Арнаутская, 4

Главная страница |
Главная » Дела адвоката » Уголовные дела » Хулиганство (2006 год)


Ходатайство о прекращении уголовного дела

                                       Следователю ОГУ УМВД Украины в г.Одессе

                                       Залевской Р.В.

                                       От адвоката Тодорова Д.Н.

По обвинению Кузмичева П.И.

по ч.2 ст.296УК Украины.

уголовное дело №04200600375

 

ХОДАТАЙСТВО

Обвинение моего подзащитного в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.296УК Украины является незаконным и необоснованным по следующим причинам.

 I. Материалами дела установлены два взаимоисключающих факта:

 ПЕРВЫЙ ФАКТ:

Мой подзащитный пришел в бар в нетрезвом состоянии, находясь в баре, употреблял спиртные напитки, выражался нецензурной бранью, приставал к гражданам, а затем в группе с остальными обвиняемыми избил потерпевшего.

 Данный факт установлен на основании доказательств в виде показаний потерпевшего и двух свидетельниц, которые находились в компании с потерпевшим.

 ВТОРОЙ ФАКТ:

Мой подзащитный пришел в бар трезвым, находясь в баре, спиртные напитки не употреблял,  не выражался нецензурной бранью, не приставал к гражданам, пытался остановить группу обвиняемых, которые избивали потерпевшего, оттаскивая их от него.

 Данный факт установлен на основании показаний практически всех обвиняемых, которые находились в компании с Кузмичевым в течении целого дня.

 Остальные доказательства (очные ставки, воспроизведение обстановки и обстоятельств события и т.д.) производны от первых двух фактов и сами по себе не несут никакой нагрузки, а являются только основанием для оценки достоверности одного из указанных двух фактов.

 II. Законом установлен следующий порядок оценки доказательств:

- следователь оценивает доказательства основываясь на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности без придания каким-либо доказательствам заранее установленной силы, т.е. преимущества перед другими доказательствами (ст.67УПК Украины).

- обвинение не может основываться на предположениях виновности. Напротив, все сомнения по этому поводу трактуются в пользу обвиняемого (ст.62 Конституции Украины).

 III.  Следствие оценило доказательства в порядке, обратном, чем предусмотрено законом.

Доказательствам в виде показаний потерпевшего и находившихся с ним в компании Шанской и Зверевой следствие придало заранее установленную силу, признало их достоверными без какой-либо оценки в совокупности с другими доказательствами.

 Почему следствие решило, что показания потерпевшего достоверны, а показания обвиняемых недостоверны, неясно. Вероятно, по двум причинам: во-первых, потому что он потерпевший и не может говорить неправду, а во-вторых, потому что он сам такой же следователь милиции, как и следователь, расследующий дело.

 Если следствие пришло к выводу о том, что показания достоверны, т.к. у указанных лиц нет оснований оговаривать Кузмичева, то почему установив, что у обвиняемых нет никаких оснований выгораживать Кузмичева, следствие считает их показания о непричастности Кузмичева недостоверными?

 IV. При объективной оценке показаний потерпевшего и его свидетелей с точки зрения логики и в совокупности с другими доказательствами, очевидно, что они являются недостоверными в отношении Кузмичева:

 1. Они утверждают, что избивали потерпевшего все, кто находился в одной компании с Кузмичевым, и они могут опознать всех (показания на очных ставках с Кузмичевым). При этом они утверждают, что компания состояла из 8-10 человек.

Законы физики, т.е. физическая реальность не допускает возможности опознания лицом 10 (десятерых) людей, если это лицо допускает, что их могло быть только 8, т.е. еще двое могли быть, а могли и не быть. Каких еще двух лиц они еще опознают с такой же уверенностью, если они не знают сколько их всего было?

 2. Если в компании было 8 человек и из них било потерпевшего 6 человек, то потерпевшему и его свидетелям вполне могло показаться, что били все. Тем более, что для них 2 человека туда - 2 сюда никакого значения не имеет, что подтверждается их показаниями о количестве лиц, из которых состояла компания.

 3. При даче первичных объяснений 06.07.06г., т.е. на следующий день после случившегося, потерпевший указал, что сначала подошел один и стал бить его, а потом на него «сразу налетели 4 или 5 человек», что полностью соответствует показаниям Кузмичева.

 4. Зверева в своем первичном объяснении от 06.07.06г. говорит «в этот момент поднялись посетители кафе и пытались предотвратить избиение». На очной ставке с Кузмичевым она указывает «возможно кто-то оттаскивал, но кто конкретно, я указать не могу».

Указанные показания являются ничем иным, как почти прямым подтверждением показаний обвиняемых, что Кузмичев оттаскивал обвиняемых, пытаясь прекратить избиение, тем более, что по материалам дела не проходит ни один какой-либо посетитель, который оттаскивал бы обвиняемых. При этом Зверева указывала, что парней трудно было рассмотреть, что говорит о том, что трезвого Кузмичева оттаскивающего обвиняемых, она вполне могла принять за нейтрального посетителя.

 5. Потерпевший и его свидетели утверждают и это подтверждается всеми обвиняемыми, что с момента прихода компании, в которой находился Кузмичев, и до того, как эта компания ушла после избиения потерпевшего прошло 10-15 минут (очные ставки между потерпевшим, Шанской, Зверевой и Кузмичевым). Все они утверждают, что ранее ни при каких обстоятельствах не видели никого из этой компании.

Согласно протокола воспроизведения обстановки и обстоятельств события с Кузмичевым установлено, что местом происшествия является тротуар, на котором были расположены барные столики под открытым небом. Освещение над столиками отсутствует. Событие произошло в темное время суток. Единственным освещением места события являются два матовых фонаря на высоте не более полутора метров от земли, расположенных в 4 метрах от столика потерпевшего и его свидетелей. Столик, за которым сидела компания вместе с Кузмичевым, находился в 7 метрах от столика потерпевшего.

Материалами дела не установлены исключительные способности потерпевшего и его свидетелей, которые позволяли бы им запомнить за такое короткое время и при таких обстоятельствах всю компанию, чтобы потом безапелляционно утверждать, что могут узнать всех, в связи с чем их показания являются надуманными, т.е. недостоверными.

 6. При опознании Кузмичева свидетели потерпевшего указали, что опознают Кузмичева по очертаниям лица, не назвав ни одного конкретного очертания.

Таким способом можно опознать любое лицо, которое следователь попросит опознать, тем более, что потерпевший перед этим был на очной ставке с Кузмичевым, а перед опознанием общался с лицом, которое опознавало.  

В данном случае речь не об опознании Кузмичева с точки зрения был там он или не был. Он там был – это никто не отрицает. Речь идет об опознании Кузмичева с точки зрения того, что он делал, находясь там. Что же делал там именно Кузмичев свидетели и потерпевший, как раз не указывают. Они указывают, что все били, а это значит и Кузмичев тоже, потому что он там находился.

Такие показания являются производными от показаний «били все». В связи с тем, что потерпевший и его свидетели не могут указать точное количество человек, которое находилось в указанной компании, невозможно считать такие показания достоверными.

 7. Опознание производилось 15.08.06г., т.е. почти через полтора месяца после случившегося и свидетели, которые видели обвиняемых один раз в жизни всего 10 минут при тусклом свете, безапелляционно опознают их. Причем, Шанская при очной ставке с Кузмичевым, на вопрос какая прическа была у Кузмичева в день расследуемого события отвечает: «Я запомнила лицо, а прическу не запомнила», хотя общеизвестно, что прическа существенно меняет внешность человека.

Зверева говорит: я смогу опознать всех парней, «однако их внешность я немного плохо запомнила….их трудно было рассмотреть» (протокол допроса от 12.07.06г.).

Шанская говорит: «описать приметы парней, а также в чем они были одеты я затрудняюсь, однако узнать их смогу»?!? (протокол допроса от 10.08.06г.).

 8. Зачем, в принципе, нужно было опознание Кузмичева, если никто не отрицает, что он там был? Очевидно, что для добытия дополнительного доказательства его виновности в связи с отсутствием каких-либо других доказательств, кроме сомнительных во всех отношениях показаний потерпевшего и его свидетелей.

Его опознание имело бы смысл с точки зрения его личных действий, отличных от действий других, например, по времени их совершения (первый нанес удар), способа нанесения (головой в лицо) и т.д., но опознававшие ничего такого не сказали в отношении Кузмичева, ограничившись общим: «били все».

Таким образом, проведенное опознание не является каким-либо доказательством виновности Кузмичева, а является просто повторением показаний потерпевшего и его свидетелей: «били все».

Виновность Кузмичева доказывается не количеством и качеством доказательств, а количеством повторения потерпевшим и его свидетелями слов «били все».

Если один раз они сказали об этом, то это недостаточно, а если 10 раз повторили это в разных местах и при разных обстоятельствах, то это стало неопровержимым доказательством виновности Кузмичева.

9. В отличие от потерпевшего и двух его свидетелей, которые видели обвиняемых 10-15 минут, сами обвиняемые знают друг друга с детства и потому их показания, в отличие от показаний потерпевшего и его свидетелей, не обезличены, т.е. конкретны, а не расплывчато-обощённы, как показания потерпевшего и его свидетелей, что дает основания говорить о том, что достоверными в отношении Кузмичева являются показания обвиняемых, а не потерпевшего и его свидетелей.

 10. На очных ставках, проведенных между обвиняемыми Лозовым, Данчи и Кузмичевым, и Лозов и Данчи показали, что Кузмичев не участвовал в хулиганских действиях, а напротив пытался прекратить их. Указанные обвиняемые дают такие показания, несмотря на то, что они свою вину не признают, а Кузмичев прямо говорит, что они принимали участие в хулиганских действиях.

Если бы Кузмичев действительно участвовал в хулиганских действиях, указанные лица не стали бы выгораживать его в то время, как он утверждает при них, что они участвовали в хулиганских действиях и настаивает на своих показаниях. Более того, они не только показывают, что он не принимал участие в хулиганских действиях, а указывают, что он пытался прекратить хулиганские действия со стороны других обвиняемых. Остальные обвиняемые, также показывают, что Кузмичев не участвовал в хулиганстве.

Следствием не доказано наличие каких-либо оснований у Лозова и Данчи выгораживать Кузмичева при вышеуказанных обстоятельствах.

Из этого следует единственный и однозначный логичный вывод, что их показания в отношении Кузмичева достоверны, а показания потерпевшего и его свидетелей в отношении Кузмичева надуманы, т.е. недостоверны.

 11. В принципе, можно понять почему потерпевший и его свидетели утверждают, что били все.

Если они скажут, что били не все, то как они укажут кто бил конкретно, а кто не бил, если они не запомнили всех и в связи с этим не смогут отличить кто бил, а кто не бил. В этом случае, если все обвиняемые будут утверждать, что никто не бил, нельзя будет установить кто же бил. О таком варианте развития событий прекрасно знает потерпевший, т.к. он сам следователь милиции и ему ничего не стоило растолковать это своим свидетелям.

Вторая причина указанных показаний: если находился в такой компании, значит такой, как и вся твоя компания.

Третья причина: било много человек – значит все. Считать их что ли?

Четвертая причина: центром внимания свидетелей был потерпевший, а не лица его избивавшие, поэтому они вполне могли не видеть как Кузмичев оттаскивает кого-то одного, в то время, когда потерпевшего одновременно избивает других 5 человек.

Именно поэтому показания потерпевшего и его свидетелей не совпадают и с показаниями всех обвиняемых в отношении Прогова. Во время избиения, которое начал один Иванов, что подтверждается всеми: и обвиняемыми, и потерпевшим, и его свидетелями,  центром внимания был потерпевшей и место избиения, а не столик, за которым сидела компания, поэтому они и не видели, что Прогов как сидел за столом, так и не встал из-за него во время избиения. Поэтому они и утверждают, что били все, т.к. избивавших было много, что для них означало все, т.к. была одна компания.

 12. Из всех показаний, как потерпевшего, так и его свидетелей видно, что потерпевший закрывал лицо руками, а потом потерял сознание, поэтому он не мог видеть кто и сколько человек его избивает. В связи с этим, показания потерпевшего о том, что его избивали все 8 человек, что он видел кто его избивает и может всех опознать, недостоверны.

Вывод о недостоверности его указанных показаний подтверждается также его первичным объяснением от 06.07.06г., где он указывает, что сначала подошел один и стал бить его, а потом на него «сразу налетели 4 или 5 человек».

Сразу после избиения потерпевший указывает общее количество избивавших его – максимум 6 человек. Вывод: минимум двое не избивали.

В процессе следствия потерпевший увеличил количество избивавших до 8. Если бы арестовали Малеви С., то вполне очевидно, что довел бы это количество до 9. А если бы арестовали еще кого-то, преступников стало бы 10. Больше не получилось бы, потому что он указывает, что компания состояла из 8-10 человек.

Все это было бы смешно, если бы речь шла об окурках от сигарет, а не о судьбе людей.

 13. Исходя из оценки все доказательств в совокупности, прихожу к выводу, что показания потерпевшего и его свидетелей недостоверны в отношении, как минимум, Кузмичева и Прогова.

В этой ситуации, с точки зрения закона и морали, наиболее пострадавшим является Кузмичев, т.к. его обвиняют в хулиганстве в то время, когда он это хулиганство пытался прекратить.

С таким государственным подходом к раскрытию преступлений ни один нормальный гражданин никогда не попытается вступиться за кого-то и дать отпор преступникам, т.к. знает, что в таком случае сам сядет в тюрьму.

Прогов менее пострадавший, но обстоятельства в отношении него более ярко характеризуют достоверность показаний потерпевшего и его свидетелей. Если Кузмичев хоть подходил к месту драки и на него можно сказать то ли бил, то ли пытался остановить бьющих,  то в отношении Прогова – это вообще бред.

Все обвиняемые, без исключения, в один голос утверждают, что Прогов вообще не вставал из-за столика.

То, что Прогова не было возле потерпевшего подтверждается и совсем незаинтересованным человеком – свидетелем Смирновой (барменом), которая при опознании заявила, что не может утверждать был ли Прогов возле потерпевшего.

При всех этих обстоятельствах, учитывая, что не установлено каких-либо мотивов у обвиняемых выгораживать Кузмичева и Прогова, предъявление им обвинения является безосновательным и незаконным.

 14. Одному из лиц, привлекавшемуся в качестве подозреваемого по данному делу -Малеви С., в отличие от Прогова, повезло. Если Прогов хоть за столиком сидел, то Малеви С. вообще в баре не появлялся. Иначе, он с таким же успехом, как и все остальные, вошел бы в магическое число «все били».

Малеви С. задержали только потому, что в тот день до похода в бар он находился в компании обвиняемых. Причем, он не только был задержан, а на него подавалось и представление на избрание меры пресечения в виде содержания под стражей. Более того, срок содержания его под стражей был продлен до 10 суток.

Это говорит, во-первых, о предубежденности следствия в отношении обвиняемых, во-вторых, о том, что потерпевший и свидетели не могут никого опознать, иначе бы Малеви С. отпустили сразу. Для этого достаточно было предъявить его для опознания потерпевшему и его свидетелям и не тащить человека в тюрьму за то, что он знаком с обвиняемыми.

Если потерпевший и его свидетели придерживаются принципа «били все, кто был в баре в этой кампания», то в отношении Малеви С. следствие придерживалось более широкого принципа «били все, кто был в этой кампании в этот день». Иначе, как можно объяснить попытку избрать Малеви С. меру пресечения в виде содержания под стражей, имея данные только о том, что до бара он был в указанной кампании и не имея никаких данных о том, что он был в баре?

Если бы Малеви С. арестовали, то практически никаких сомнений нет в том, что его опознали бы и потерпевший и его свидетели, тем более, что они сделали себе запас по количеству бивших, указывая, что напавших было 8-10, 8-9 человек, а опознание производят по очертаниям лица, указать которые не могут.

 15. В предъявленных обвиняемым обвинениях указано, что они избили потерпевшего в присутствии иных посетителей бара, однако, по делу не опрошен ни один посетитель, также как не допрошены посетили, которые по показаниям свидетелей потерпевшего оттаскивали либо возможно оттаскивали обвиняемых от потерпевшего, что дает основания предполагать, что указанные посетители могли нарушить стройную картину показаний потерпевшего и его свидетелей «все били», поэтому никто их не искал и не допрашивал.

Данное обстоятельство свидетельствует об объективности, полноте и всесторонности следствия (ст.22 УПК Украины).

 16. Следствием вообще не учтены данные характеризующие личность Кузмичева. Хотя из самой характеристики Кузмичева с последнего места учебы однозначно следует, что такой человек не склонен к хулиганским действиям, ему по натуре это не присуще.

Взять хотя бы выдержки из характеристики:

- проявил себя дисциплинированным курсантом

- был примером для других в своем отношении к: учебе, Уставу училища, правилам внутреннего распорядка

- не имел ни одного наряда вне очереди, ни одного выговора, ни одного устного замечания

- отличается высокой сознательностью

- честен, правдив

- по прошествии двух практик имел самые высокие отзывы о своей работе

- до окончания училища уже имел серьезные предложения от ряда крюинговых компаний по его дальнейшему трудоустройству в качестве 4-го и 3-го механика

- уравновешен, доброжелателен, отзывчив

 Характеристику подписали уважаемые люди, которым нет никакого основания не доверять: начальник училища, начальник отделения и куратор группы, и которые в отличие от потерпевшего и его свидетелей наблюдали за Кузмичевым значительно больше 10 минут.

Указанная характеристика полностью соответствует показаниям всех обвиняемых!!! в отношении Кузмичева, которые показывают, что Кузмичев не употреблял спиртного, Кузмичев не бил потерпевшего, Кузмичев оттаскивал обвиняемых от потерпевшего, чтобы они его не били.

 Несмотря на это, следствие считает достоверными показания потерпевшего и его свидетелей, которые, кстати ничего конкретного, именно про Кузмичева, сказать не могут.

 17. Про достоверность показаний потерпевшего и его свидетелей, как нельзя ярко, свидетельствует и следующий факт.

Несмотря на то, что все кто знает Кузмичева и кто с ним был целый день, в том числе и несовершеннолетний Малеви А., утверждают что, Кузмичев в течении всего дня не пил спиртного, а пил только воду, потерпевший и его свидетели однозначно утверждают, что он был в нетрезвом состоянии. Утверждают это также безапелляционно и уверенно, как и то, что они его опознают и что он избивал потерпевшего.

Какой смысл всем обвиняемым твердить, что все они пили спиртное, а Кузмичев пил только воду? Зачем обвиняемым это-то придумывать?

Если обвиняемым нет смысла это придумывать, то единственным логичным выводом из этого является то, что показания потерпевшего и его свидетелей в отношении Кузмичева не соответствуют действительности.

 Свое предположение, что Кузмичев был в нетрезвом состоянии они строят на общей картине поведения компании за столиком, где сидел Кузмичев, и выдают его за реальный факт, также как и то, что Кузмичев избивал потерпевшего.

 Потерпевшему и обвиняемым простительно выдавать свои предположения за реальные факты, но это недопустимо со стороны ГОСУДАРСТВЕННОГО обвинения.

 Люди не болванка в токарном станке, которую можно испортить и выкинуть. Нельзя ломать судьбы людей лишь за то, что они оказались в каком-то месте. НИКТО не застрахован от того, чтобы оказаться в такой же ситуации, как Прогов и Кузмичев.

 Содержать 2 месяца под стражей невиновного меньший грех, чем направить в отношении него дело в суд и требовать его осуждения, имея все доказательства его невиновности.

 На основании изложенного, учитывая, что оценка доказательств по делу в их совокупности свидетельствует об отсутствии в действиях моего подзащитного состава преступления, в котором он обвиняется, прошу прекратить производство по делу в отношении Кузмичева по п.2 ст.6УПК Украины за отсутствием состава преступления в его действиях и освободить его из-под стражи, не ломая жизнь человека, т.к. она у него одна.

 

четверг, 31 августа 2006 г.

 

Защитник                        __________________          Д.Н.Тодоров

 

Ходатайство защитника поддерживаю полностью и прошу его удовлетворить.

 

Кузмичев П.И. __________________       

 

 

 

ВЕРНУТЬСЯ В КАТЕГОРИЮ: Хулиганство (2006 год)
Использование материалов сайта разрешается только при наличии гиперссылки на www.todorov.od.ua
Юридические услуги. Одесса. Адвокат Дмитрий Тодоров Мы в Google+ © 2007 - 2016


Хостинг от uWeb