Воскресенье, 11 Декабря 2016, 11:55

ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ

адвоката Дмитрия Тодорова

г.Одесса ул. Малая Арнаутская, 4

Главная страница |
Главная » Дела адвоката » Уголовные дела » Хулиганство и грабеж (2010 год)


Судебные дебаты

Рассмотрим фактические данные по делу:

 Степова обвиняют в том, что он открыто завладел ножом Захарчука.

 Отрицает ли этот факт Степов? НЕТ.

 Таким образом, по данному факту никаких споров нет.

 Формально (тут точнее даже будет – визуально) - действия Степова действительно содержат в себе признаки простого открытого завладения чужим имуществом.

 Однако, наличие в действиях лица признаков какого-либо преступления дает основание только для возбуждения уголовного дела, но не дает основания для вынесения обвинительного приговора.

 Для вынесения обвинительного приговора необходимо установить, что в действиях лица содержится состав преступления, а не только его признаки.

 Более того, в соответствии с ч.2 ст.11УК Украины

 2. Не є злочином дія або бездіяльність, яка хоча формально і містить ознаки будь-якого діяння, (подчеркиваю: будь-якого діяння) передбаченого цим Кодексом, але через малозначність не становить суспільної небезпеки, тобто не заподіяла і не могла заподіяти істотної шкоди фізичній чи юридичній особі, суспільству або державі.

 Вернемся к составу преступления. Есть ли состав преступления, предусмотренного ч.1 ст.186УК Украины, в действиях Степова, если он действительно завладел ножом Захарчука без согласия Захарчука?

 Для того, чтобы ответить на этот вопрос необходимо установить: с какой целью Степов завладел ножом Захарчук?

 Степов поясняет, что Захарчук должен был ему 154грн. за билет. Так как у Захарчук денег не было, он взял нож в счет погашения долга Захарчук перед ним.

Если данный факт подтверждается материалами дела, а точнее если данный факт не опровергается материалами дела, то в действиях Степова нет состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.186УК Украины.

 Чем, какими доказательствами обвинение опровергает показания Степова в данной части.

 Обратимся к фактическим данным:

Факт того, что покупался билет для Захарчук никем не отрицается, в том числе и самим Захарчуком.

Обращаемся к следующему доказательству, которое предоставили не мы с Степовым, а обвинение предоставляет.

Это показания непосредственных свидетелей завладения ножом – Мозговой и Бережной.

И Мозговой и Бережной показали, что на вопрос, обращенный к Степову зачем он обыскивает мужчину и что-то забирает у него, Степов ответил, что хочет забрать у него свои деньги, причем называют сумму – 154грн., которые он заплатил за приобретение билета данному мужчине.

Понятые Шилов и Донцов показывают, что присутствовали при личном досмотре Степова и Степов пояснил, что нож забрал в счет долга за билет.

 Спрашивается на каком основании обвинение утверждает обратное,

чем обвинение опровергает данные доказательства?

 Возможно обвинение имеет ввиду показания Захарчука и Гуцан?

Из показаний Захарчука следует, что Степов купил ему билет за его (Захарчука) деньги.

 Однако насколько достоверны показания Захарчука?

Посмотрите его заявление в милицию (л.д.3) Захарчук указывает, что Степов ударил его в голову и завладел его деньгами 800 долларов и ножом.

 К чему пришли в конце?

 Никакого удара в голову не было.

Денег (долларов) у Степова не было, хотя его задержали непосредственно после события и фактически на месте события, что подтвердили оба работника милиции, которые его задержали.

Прибавим к этому следующий факт: Захарчук весь день пил – с 12 дня до 18 часов вечера.

Следующий факт: Захарчук сам говорит, что он не все помнит.

Следующий факт, который вообще никем не отрицается – билет был у Степова. Даже Захарчук это не отрицает.

Причем обратите внимание на его аргументацию. Захарчук говорит, что билет был у Степова, чтобы он (Захарчук) его не потерял. Это означает, что степень опьянения Захарчук на момент приобретения билета была достаточно высокой, т.к. даже сам он считал, что может потерять билет, т.е. его состояние было не вполне адекватным. В связи с этим, нет никаких оснований признавать показания Захарчук в этой части достоверными.

 Теперь о показаниях Гуцан. Якобы он видел, что Степов купил билет за деньги Захарчук.

Кстати, прошу обратить внимание - и по показаниям Гуцан билет покупался, и не только покупался, а покупался именно Степовым. Единственное отличие, что он говорит, что билет покупался за деньги Захарчук, а не за деньги Степова.

 Насколько соответствуют действительности данные показания.

Во-первых, Гуцан дает противоречивые показания в этой части:

- ушел на рынок и не видел

- видел как Захарчук давал деньги

- билет Захарчук положил себе в карман, хотя Захарчук говорит, что отдал билет Степову и т.д.

Во-вторых, Гуцан говорит, что и в баре «Узбечка» Степов забрал у Захарчука купюру номиналом в 200грн. Однако, при протоколе досмотра Степова, купюры в 200грн. у Степова не обнаружено. Неужели Степов присвоил эти 200грн., чтобы потом потратить их на того же Захарчука, если при досмотре у Степова ничего не было обнаружено, что он мог бы приобрести за 200грн., а задержали его в тот же день сразу, как он покинул Захарчука?

 У Степова не было обнаружено также никаких долларов и даже обвинение признало, что Степов не присваивал этих денег, так как исключило этот момент из обвинения.

 Куда же делись доллары? Не кажется ли Вам, Ваша Честь, что доллары могли исчезнуть вместе с Гуцан.

 Какой смысл при таких обстоятельствах Гуцану давать показания, которые подтверждали бы невиновность Степова. Если Степов не виновен, тогда попадает под подозрение другое лицо. Кто является другим лицом?

 Ответ ясен, как Божий день – Гуцан.

В связи с этим вопрос:

можно ли признавать показания Гуцан соответствующими действительности в этой части, если они опровергаются вышеприведенными доказательствами и их оценкой в совокупности.

Именно в совокупности, как требует того закон, а не отрывать показания Гуцан и рассматривать их отдельно от других доказательств.

  ГУЦАН РАНЕЕ СУДИМ.

 И вообще,           зачем Степову нож?

Степов объяснил, зачем ему нож, а обвинение нет.

 У обвинения нет доказательств виновности Степова в грабеже.

 Если Степов завладел ножом Захарчук без его согласия в целях возмещения себе денег, потраченных на билет Захарчуку, то действия Степова близки к самоуправству:

 Стаття 356. Самоправство

Самоправство, тобто самовільне, всупереч установленому законом порядку, вчинення будь-яких дій, правомірність яких оспорюється окремим громадянином або підприємством, установою чи організацією, якщо такими діями була заподіяна значна шкода інтересам громадянина, державним чи громадським інтересам або інтересам власника, -

карається штрафом до п'ятдесяти неоподатковуваних мінімумів доходів громадян або виправними роботами на строк до двох років, або арештом на строк до трьох місяців.

Однако в силу своей ничтожности по причиненному ущербу: билет стоит 154грн., а нож – 200грн. – действия Степова также не могут квалифицироваться, как уголовное преступление, потому что для состава этого преступления требуется, чтобы причиненный ущерб был значительным, а у нас ущерб получается в 56грн..

 Ну и кроме того, самоуправство – это дело частного, а не государственного обвинения.

 На основании изложенного, учитывая отсутствие доказательств виновности Степова, а точнее наличие доказательств его невиновности в совершении уголовного преступления, прошу вынести в отношении него оправдательный приговор.

 

                                    Защитник                                Д.Тодоров

ПРИМЕЧАНИЕ:

В результате судебного рассмотрения из-за отсутствия достаточных доказательств виновности Степова дело было направлено на дополнительное расследование. Однако, прокуратура подала апелляцию и апелляционный суд отменил постановление суда о направлении дела на дополнительное расследование и направил дел в суд первой инстанции для рассмотрения по существу в другом составе суда. При новом рассмотрении от прокуратуры поступило предложение: если Степов признает свою вину, то прокурор попросит суд назначить ему наказание в размере срока, который он провел в СИЗО, т.е. срок который он уже фактически отбыл.

В противном случае прокуратура, зная, что у подсудимого была необходимость выехать с постоянного места жительства на работу, обещала затягивать дело до бесконечности, что не дает подсудимому право куда-либо выезжать, т.к. он находится на подписке о не выезде. Степов решил не соглашаться с указанным предложением, однако, после того, как дело приобрело действительно затяжной характер, он согласился. В результате в судебном заседании Степов заявил, что признает, что он виновен, прокурор попросил назначить ему срок наказания, равный сроку, который он находился в СИЗО. Суд вынес приговор об этом. Приговор никто не обжаловал.

ВЕРНУТЬСЯ В КАТЕГОРИЮ: Хулиганство и грабеж (2010 год)
Использование материалов сайта разрешается только при наличии гиперссылки на www.todorov.od.ua
Юридические услуги. Одесса. Адвокат Дмитрий Тодоров Мы в Google+ © 2007 - 2016


Хостинг от uWeb