Пятница, 09 Декабря 2016, 09:41

ЮРИДИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ

адвоката Дмитрия Тодорова

г.Одесса ул. Малая Арнаутская, 4

Главная страница |
Главная » Дела адвоката » Уголовные дела » Дело о покушении на президента России В.Путина (2012 год)


Апелляционная жалоба защиты на постановления Малиновского райсуда г.Одессы

Апелляционный суд Одесской области

Судебной коллегии по уголовным делам

 

Адвокат Тодоров Дмитрий Николаевич,

65012, г.Одесса,ул.М.Арнаутская,4

тел.770-24-94

В защиту:

Пьянзина Ильи Александровича,

28.10.1984 года рождения, гражданина Республики Казахстан,

содержащегося под стражей в ОСИ УГДУВИН в Одесской области

 

Дело №4а/1519/13442/12                           

             

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление Малиновского райсуда г. Одессы от 03.08.2012г.

относительно экстрадиции Пьянзина И.А. в Российскую Федерацию

 

 Обжалуемым постановлением отказано в удовлетворении жалобы на постановление Заместителя Генерального Прокурора Украины (далее: «прокуратура») о выдаче (экстрадиции) моего подзащитного Пьянзина И. А. в Россию.

 Жалоба содержала несколько доводов незаконности постановления прокуратуры с прямыми ссылками на законы и нормы международных договоров, которым оно не соответствует.

 Одним из доводов жалобы было то, что экстрадиция Пьянзина противоречит ст.11 Европейской конвенции о выдаче правонарушителей 1957 года, т.к. ст.227УК РФ, по которой принято решение об экстрадиции, предусматривает смертную казнь, что является основанием для отказа в выдаче, если не будут предоставлены гарантии ее не применения.

 Этот довод оказался единственным, по которому суд четко указал мотивы его не принятия  с прямыми  ссылками на нормативные документы и фактические обстоятельства дела (предпоследний абзац стр.2 постановления суда). В остальном постановление суда не соответствует закону, т.е. является незаконным и потому подлежит отмене.

 

ОБОСНОВАНИЕ НЕЗАКОННОСТИ ОБЖАЛУЕМОГО ПОСТАНОВЛЕНИЯ

 

I. Суд не дал оценку запросу об экстрадиции на предмет его законности

В жалобе утверждалось, что в соответствии с п.b ч.2 ст.12 Европейской конвенции о выдаче правонарушителей 1957 года запрос на экстрадицию должен содержать описание обстоятельств совершения преступлений, время и место их совершения и делался вывод, что постановление прокуратуры об экстрадиции также должно содержать указанные данные.

Суд высказался по данному поводу следующим образом:

Отсутствие в постановлении о выдаче лица описания обстоятельств преступления, времени и места их совершения не является основанием для отказа в выдаче, поскольку данные требования Европейской Конвенции предусмотрены в отношении материалов, относящихся к запросу на экстрадицию (абз.7 стр.2 постановления суда).

Полагаю, что суд, в первую очередь, должен был дать оценку запросу на предмет его соответствия п.b ч.2 ст.12 Европейской конвенции о выдаче правонарушителей 1957 года, так как если запрос не соответствует указанным требованиям, то решение об экстрадиции является незаконным, однако суд уклонился от дачи оценки запросу.

Во-вторых, вывод суда о том, что указанные данные не должны содержаться в постановлении об экстрадиции, является ошибочным. В соответствии с п.b ч.2 ст.12 Европейской конвенции о выдаче правонарушителей 1957 года наличие указанных данных в запросе является одним из обязательных условий, без соблюдения которого выдача не должна производится. Если наличие указанных данных является обязательным для решения вопроса об экстрадиции, то они должны содержаться и в документе, который разрешает вопрос об экстрадиции, т.е. в постановлении прокуратуры об экстрадиции.

 

II. Суд вообще не проверял законность экстрадиции

1. Суд пришел к выводу, что экстрадиция Пьянзина является законной, но при этом даже не установил, за что же его отдают России.

Пьянзину до сих пор не разъясно за что он экстрадируется в Россию. Ни в постановлении об экстрадиции, ни в обжалуемом постановлении суда не указано, за какое деяние (событие) Пьянзин экстрадируется, когда и где было совершено им это деяние.

Это грубо противоречит основополагающему принципу права, в соответствии с которым каждое лицо должно знать, в чем оно обвиняется.

Лицо не имеет возможности защищаться, если оно не знает, в чем его обвиняют или в данном случае – за что его выдают. Приходится только предполагать и догадываться. Однако, предположения и догадки – вещи очень далекие от правосудия.

2. В соответствии с п.1 ч.1 ст.6УПК Украины уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием события преступления, из чего следует, что если нет события – нет преступления.

 В соответствии с требованиями Европейской конвенции о выдаче правонарушителей 1957 года лицо может быть выдано только за совершение преступления.

 В обжалуемом постановлении суда отсутствуют какие-либо указания на событие преступления – деяние во времени и пространстве, за которое Пьянзин выдается России, что является достаточным доказательством незаконности обжалуемого постановления суда, т.к. правонарушение – это действие, которое нарушает какой-либо закон (норму права), а в постановлении указаны только нормы права, которые якобы нарушил Пьянзин, но не указаны действия (деяние, событие), которыми Пьянзин нарушил эти нормы права.

В итоге, получилось, что суд вообще не проверял законность экстрадиции лица, конкретного человека, именно Пьянзина, а рассматривал дело теоретически, оперируя только нормами права без указания на то к каким конкретным обстоятельствам, действиям Пьянзина, эти нормы применяются им.

 

ГЛАВНОЕ:

Очевидно не зря, ни в постановлении прокуратуры, ни в постановлении суда первой инстанции не указано событие (деяние), за которое принято решение выдать Пьянзина, т.к. если указать событие, то получится, что Пьянзин выдается России за событие, имевшее место в Украине, что как минимум выглядит нелепо.

Примерно это выглядит следующим образом. Россия зла на условного Гжегожа, потому что Гжегож говорит, что Россия тюрьма народов, но Гжегож живет в Украине и Россия ничего сделать ему не может. Прознала Россия, что Гжегож украл в украинском селе поросенка и тут же запрос на экстрадицию шлет. Мол, и у нас есть такая статья – за кражу.

Подсуетилась наша прокуратура, подняла конвенцию…Ба-а-а – ты смотри, нет оснований для отказа в выдаче. И давай строчить постановление про выдачу. Прибегает адвокат, глаза выпучил, спрашивает: за что вы его выдаете.

Прокуратура адвокату: Смотри. У нас статья есть? И сама же отвечает: Есть. И у них такая статья есть! Какие у нас основания для отказа, - пытливо вглядывается прокуратура в выпученные глаза адвоката.

Адвокат начинает лепетать: да Гжегож ж не гражданин России, если он че и украл, так в Украине же? Прокуратура адвокату: У нас статья есть? Есть. И у них такая статья есть! Какие у нас основания для отказа?

Адвокат: но Гжегож-то тут причем? Причем он к тому, что есть у них такая статья?

Прокуратура: как это причем? А ты запрос читал? На почитай. Кого запрашивают? Г-Ж-Е-Г-О-Ж-А… А ты говоришь причем, причем? Запрашивают его. А оснований для отказа у нас нет. У нас статья есть? Есть. И у них такая статья есть! Какие у нас основания для отказа?

Полагаю, что подобное может происходить исключительно из-за неправильного применения Европейской конвенции о выдаче правонарушителей 1957 года.

Суть конвенции заключается в том, чтобы лицо, совершившее преступление на территории одного государства, не могло избежать уголовной ответственности, скрывшись на территории другого государства, т.е. государство «А» может запрашивать выдачу лица у другого государства только в том случае, если это лицо совершило преступление на территории государства «А». Это является ключевым. Полагаю, что учитывая, что само собой разумеется, что выдачу может запрашивать только государство, на территории которого совершено преступление, в конвенции прямо об этом не говорится.

Однако, все-таки, в законе есть и прямое указание на это. Например, в ч.4 ст.450УПК Украины, которая разъясняет понятия, связанные с экстрадицией фактически прямо сказано, что лицо, которое подлежит экстрадиции – это лицо, подозреваемое в совершении преступления за пределами Украины:

 «Тимчасовий арешт - взяття особи, затриманої за підозрою у вчиненні злочину за межами України, під варту на строк, визначений цим Кодексом або міжнародним договором України, до отримання запиту про видачу (екстрадицію)».

Учитывая, что Пьянзин на территории России ничего не совершал (он даже не был там, по крайней мере, в материалах дела нет доказательств, что он там был), экстрадиция Пьянзина в Россию является незаконной.

 

III. О незаконности экстрадиции свидетельствует отсутствие возможности завершить каким-либо правовым образом уголовное дело, возбужденное в Украине

Как отмечено в постановлении прокуратуры об экстрадиции (абз.2 стр.2 постановления прокуратуры) статьи Уголовного кодекса РФ, по которым принято решение выдать Пьянзина, соответствуют следующим статьям Уголовного кодекса Украины:

- ст. 209 УК РФ (участие в стойкой вооружённой группе (банде)) соответствует ст.257УК Украины (бандитизм),

 -ст. 222 УК РФ (незаконное приобретение, хранение, перевоз и ношение огнестрельного оружия, боевых припасов и взрывчатых устройств в составе организованной группы) и ст. 223 УК РФ (незаконное изготовление взрывчатых веществ и взрывчатых приспособлений в составе организованной группы) соответствуют ч.1 ст.263УК Украины (незаконное поведение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами),

- ст. 277 УК РФ (подготовка к покушению на жизнь государственного и общественного деятеля с целью прекращения его государственной или другой политической деятельности, или в связи с местью за такую деятельность) соответствует ст.112 УК Украины (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля).

Однако, кроме ч.1 ст.263УК Украины, которая соответствует ст.ст.222 и 223УК РФ, в Украине Пьянзин обвиняется в совершении на территории Украины преступлений, предусмотренных:

- ч.1 ст.258-3 (участие в террористической организации), которая соответствует ст.208 УК РФ (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем),

- ч.1 ст.14, ч.2 ст.258 (приготовление к теракту), которая соответствует ч.1 ст.30, ч.2 ст.205 УК РФ (приготовление к террористическому акту),

 - ст.196 УК Украины (неосторожное уничтожение или повреждение  имущества), которая соответствует ст.168 УК РФ (уничтожение или повреждение имущества по неосторожности).

Таким образом, Украиной Пьянзин обвиняется в совершении трех преступлений, по которым он России не выдается, а значит и не может быть осужден Россией за эти преступления.

Отсюда следует, что Пьянзин без каких-либо правовых оснований, без решения суда освобождается от уголовной ответственности за преступления, в совершении которых он обвиняется украинскими властями.

Очевидно, данные мои доводы, как защитника Пьянзина, выглядят довольно глупо, т.к. я вроде бы пытаюсь добиться того, чтобы Пьянзина привлекли к ответственности как можно за большее количество преступлений.

Однако, я вынужден говорить об этом, так как это дополнительно подтверждает незаконность экстрадиции, тем более, что на данной стадии процесса речь не идет о виновности либо невиновности лица, а идет речь о соблюдении процессуального закона.

Отмеченное здесь, свидетельствует о том, что правовые вопросы разрешаются не в правовой плоскости. Мотивы, по которым принимаются решения, вообще не приводятся. О каком правосудии в таком случае можно вести речь.

 

IV. Ни суд, ни прокуратура не приводят мотивы своего решения

Почему-то никто не утруждает себя аргументацией почему необходимо экстрадировать. Ограничиваются только тем, что это можно. А раз можно, то и объяснять не надо почему это делается.

Да, «можно» – это право, а не обязанность, и потому никто не должен объяснять, почему он пользуется своим правом. Однако, это касается только случаев, когда лицо пользуется своим правом на вещь либо своим личным правом (например, право на образование, на участие в выборах и т.п.). Когда же лицо, распоряжаясь своим правом, распоряжается правом другого лица, то оно обязано мотивировать использование своего права (свое поведение), т.к.  каждое лицо имеет право пользоваться своим правом, если при этом не будут нарушаться права других лиц (ст.23 Конституции Украины). Когда государство пользуется каким-либо своим правом по отношению к физическому или юридическому лицу, оно должно мотивировать свое решение.

При наличии возможности выдать и возможности не выдать, о которой говорит и прокуратура, и суд, обосновывая законность своих решений, ни в постановлении прокуратуры, ни в обжалуемом постановлении суда не сказано, почему из двух вариантов выбран вариант выдать, а не вариант не выдать. Я не знаю какое еще доказательство требуется, чтобы доказать, что прокуратура, а затем и суд первой инстанции действовали не в соответствии с законом, а по принципу лотереи. Похоже как кидали монету. Из двух вариантов: орел (выдать) - решка (не выдать), выпал орел – значит выдать.

 

V. Незаконность в малом свидетельствует просто о незаконности, а не о незначительной или значительной незаконности

В соответствии со ст.468УПК Украины рассмотрение жалобы на постановление прокуратуры об экстрадиции рассматривается судом первой инстанции с обязательным участием лица, в отношении которого принято решение об экстрадиции.

Суд первой инстанции рассматривал дело с участием Пьянзина.

Таким образом, создается впечатление, что хотя бы в этом случае происходит все законно.

Однако, и тут всего лишь видимость соблюдения закона.

Как следует из постановления прокуратуры об экстрадиции, Пьянзин содержится под стражей в рамках возбужденного против него уголовного дела за совершение преступлений на территории Украины, что говорит о том, что в суд или еще куда-либо за пределы СИЗО он может доставляться только в рамках указанного уголовного дела.

В данном случае Пьянзин был доставлен в суд в рамках разрешения вопроса об его экстрадиции, хотя он не задерживался с целью экстрадиции, экстрадиционный арест в отношении него не применялся и потому он не мог доставляться в суд по вопросам, связанным с экстрадицией.

Казалось бы мелочь, но во-первых, сила мелочей в том, что их очень много, а во-вторых, мелочей в законе не бывает: сделанное либо законно, либо незаконно. Пьянзин был доставлен в суд незаконно, незаконным было и рассмотрение вопроса об его экстрадиции.

Суд на это закрыл глаза, на то закрыл глаза, еще на вот это, еще на вот то и вроде бы все правильно – по принципу: Фемида слепа. Однако в данном случае, Фемида слепа не как положено – на оба глаза, а только на один глаз, что больше напоминает не Фемиду (правосудие), а просто пирата (беззаконие).

 

VI. Вообще без оценки оставлены судом следующие доводы жалобы.

1. Довод о том, что постановление об экстрадиции является незаконным, т.к. вынесено в нарушение ст.7 Европейской конвенции о выдаче правонарушителей 1957 года, в соответствии с которой в экстрадиции может быть отказано, если преступление совершено на территории запрашиваемой Стороны, в данном случае Украины.

2. Довод о том, что постановление об экстрадиции является незаконным, т.к. вынесено в нарушение ст.8 Европейской конвенции о выдаче правонарушителей 1957 года, в соответствии с которой в выдаче может быть отказано, если запрашиваемая Сторона, в данном случае Украина, преследует это лицо в связи с правонарушением, по которому запрашивается выдача.

3. Довод о том, нарушаются права самого государства Украина, т.к. при выдаче обвиняемых России, Украина лишается возможности возместить понесенные расходы, как например, расходы, связанные с пожаром, расходы, связанные с лечением пострадавших от пожара, расходы на проведение массы экспертиз по уголовному делу.

В случае, когда указывается прямо какой закон считается нарушенным, суд обязан сказать нарушен ли это закон или не нарушен, однако суд умолчал об этом.

 

VII. Выводы суда прямо противоречат норме закона, на которую он ссылается

 Суд указал, что ч.1 ст.466УПК Украины содержит исчерпывающий перечень оснований, по которым в выдаче лица иностранному государству должно быть отказано, и в этом перечне (п.п.1-6 ч.1 ст.466УПК Украины) отсутствуют основания для отказа в выдаче Пьянзина (абз.2 стр.3 постановления суда).

Данный вывод суда прямо противоречит указанной норме права, пункт 6 части первой которой, выглядит следующим образом:

«Стаття 466. Відмова у видачі особи (екстрадиції) 
     У видачі особи іноземній державі відмовляється у разі, якщо: 
     6) наявні  інші  підстави,  передбачені міжнародним договором України». 

Таким образом, указанная норма закона прямо гласит о том, что  в выдаче отказывается при наличии оснований, предусмотренных международными договорами, для отказа в выдаче.

По данному делу в наличии имеются, как минимум два основания, предусмотренные международным договором - Европейской конвенцией о выдаче правонарушителей 1957 года, для отказа в выдаче Пьянзина, а именно, основания, предусмотренные ст.ст. 7 и 8 конвенции.

Несмотря на это, суд утверждает: оснований для отказа в выдаче Пьянзина нет.

На основании всего вышеизложенного, считаю, что обжалуемое постановление об экстрадиции является незаконным и подлежащим отмене, в связи с чем, руководствуясь ст.468УПК Украины

ПРОШУ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД:

 1.   Отменить обжалуемое постановление суда.

 2.   Отменить постановление Заместителя Генерального прокурора Украины от 11 июля 2012 года о выдаче Российской Федерации Пьянзина Ильи Александровича, 28.10.1984 года рождения.

 Приложение: 

 1.      Копия настоящей жалобы (2 экземпляра)

2.      Ксерокопия свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью.

3.      Ордер адвоката

 

7 августа 2012 г.

                                          Адвокат ______________________ Д.Н.Тодоров

 

ВЕРНУТЬСЯ В КАТЕГОРИЮ: Дело о покушении на президента России В.Путина (2012 год)
Использование материалов сайта разрешается только при наличии гиперссылки на www.todorov.od.ua
Юридические услуги. Одесса. Адвокат Дмитрий Тодоров Мы в Google+ © 2007 - 2016


Хостинг от uWeb